24 апреля, вторник | osetia.evrazia.org |  Добавить в закладки |  Сделать стартовой
ПАРТНЁРЫ ИНФОРМАЦИОННЫЙ ЦЕНТР ПОДДЕРЖКИ ЮЖНОЙ ОСЕТИИ
«Все наши беды – от Америки!»
Коста Кочиев: "Ничего американского нам не нужно!"
Это была война с Россией!
Интервью Александра Дугина порталу "Накануне.ru"
Полгода после войны
Интервью с заместителем директора телевидения Южной Осетии Костой Кочиевым
СНГ в геополитическом контрнаступлении
Для прорыва атлантистского кольца «Анаконды» Россия должна использовать именно СНГ
В точке разлома
Почему осетины выжили
Кавказ: Хроника одной трагедии
В Америке и Европе не могли не знать, что готовилось на Кавказе
Осетины как авангард интеграции евразийского пространства
Южная Осетия просит предоставить ей особый статус в СНГ
Кому достанется «Новый год в Сухуме»
Простые люди установят мир быстрее
Открытое письмо в защиту народа Осетии
Открытое письмо осетинских активистов к Президенту РФ

Порядочность войны
Танки на Тбилиси, установление российского контроля над территорией Грузии и проведение там свободных демократических выборов – вполне естественная вещь 17 августа 2008, 02:20
Версия для печати
Добавить в закладки
Россия могла взять осетин под свою опеку уже давно, не сделав этого, теперь она должна защищать их оружием

Здравствуйте, вы слушаете программу "Русская вещь". С вами Александр Дугин. Сегодня мы будем говорить, естественно, о самом страшном и самом важном событии, которое происходит. Я совсем недавно вернулся из Цхинвала, где был организован евразийский лагерь. Наши люди находятся сейчас на территории Южной Осетии. Один из отрядов евразийцев, возглавляемый нашими осетинскими партнерами – там есть и представители других стран – в данный момент защищает квартал Цхинвали от грузинских агрессоров.

«Когда-то грузины сами попросились к нам, мы их спасли от полного этнического истребления, потом они пересматривали несколько раз свою точку зрения – они люди ветреные».

Пока о потерях среди нашего движения не сообщается, но мы на прямой связи с Цхинвалом, с другими центрами на территории Южной Осетии, где везде действуют наши корреспондентские пункты. Мы проводим набор добровольцев Евразийского Движения. Часть людей уже там, кто-то пока едет. Если кто-то осознает важность того, что происходит сейчас в Грузии и хочет помочь защищать Россию и наши интересы, а также помочь мирному населению прийти к нормальной жизни – пожалуйста, звоните по телефону 783-68-66. Особенно важны те люди, которые имеют определенный технический навык - военный навык и навык в оказании медицинской помощи. Там вам объяснят, как добраться, куда идти и куда обращаться.

Теперь давайте осмыслим то, что сейчас происходит. Поскольку президент Республики Южная Осетия Эдуард Кокойты является членом Высшего совета нашего Евразийского Движения, мы имеем с ним прямые контакты, мы на тесной связи с Южной Осетией, с Северной Осетией, то я могу рассказать о том, что там на самом деле происходит и в какой последовательности все происходило.

Дело в том, что грузины стали готовиться к атаке на Цхинвал еще месяц назад. Они укрепляли позиции в анклавах в нарушение всех международных соглашений и в последнюю неделю они стали стягивать тяжелую технику, в том числе крупнокалиберную артиллерию – установки «Град» - к Цхинвалу со стороны Гори. До этого они месяц назад эвакуировали всех женщин и детей из грузинских анклавов на территории Южной Осетии. Готовилось военное вторжение, агрессия против Южной Осетии.

С правовой точки зрения грузины не имели права переходить определенную черту, поскольку южноосетинская сторона признана международными соглашениями одной из сторон конфликта, и российские миротворцы находились там по мандату международного сообщества, они имели полное право применить вооружение в случае нарушения одной из сторон – осетинской или грузинской ли – правил, которые были зафиксированы в соглашениях.

И тем не менее дальше, когда ночью с 7 на 8 августа начинается обстрел из установок «Град» мирного города, полного женщин, детей – гражданского населения, в этот момент российские миротворцы не получают из центра приказа о нанесении ответного удара. Наша авиация, которая находится в полной боевой готовности, несет боевое дежурство, не получает приказа вылететь в небо и блокировать возможность бомбежек грузинской авиацией Цхинвали, а также частей миротворческих сил, расположенных на территории Южной Осетии, и не получает приказа накрыть огневые точки.

Москва не принимает никакого решения вплоть до 13:05 8 августа. За это время грузины шквальным огнем с трех сторон – со стороны Гори, со стороны грузинских анклавов на территории Южной Осетии, полностью уничтожают, сносят с лица земли город Цхинвал с бесчисленными потерями среди мирного населения, захватывают близлежащие осетинские села. Гусеницы грузинских танков ездят по телам живых людей – женщин, детей, стариков, поскольку все мужское население в Южной Осетии мобилизовано. Осуществляют геноцид и этнические чистки осетинского народа, уничтожают – сравнивают с землей город Цхинвал и, в конечном итоге, заходят в него. В Москве нет никакого решения.

Десант грузинский высаживается в Джава – это населенный пункт недалеко от Рокского перевала, который связывает Южную Осетию с Северной – с Российской Федерацией, и стремится пробраться к этому перевалу для того, чтобы предотвратить возможность проникновения военной техники со стороны России. И вот дальше случается следующее: в тот момент, когда грузины уже празднуют победу, президент Южной Осетии Эдуард Кокойты покидает Южную Осетию, отправляется на территорию Северной Осетии, и вместе с президентом Северной Осетии Мамсуровым организует осетинское ополчение, которое движется в сторону Цхинвала. Вот в этот момент приходит решение из Кремля – решение Совета безопасности РФ о введении войск.

В этот момент Россия по сути дела вступила в войну с Грузией, поскольку уничтожение российских миротворцев – их убивали, их расстреливали, уничтожение мирных граждан, которые являются российскими гражданами (все население Южной Осетии имеет российское гражданство) – означает акт военной агрессии Грузии против Российской Федерации. Мы пока еще это не признаем юридически, пытаемся отложить эту чудовищную правду о том, что Грузия по сути дела без объявления войны напала на Россию, и сейчас идет война Грузии и России.

Уже не миротворцы, не межэтнический грузино-осетинский конфликт – все это побледнело после того, когда грузинские военные – так называемые миротворцы – открыли прицельный огонь по российским ВС, дислоцированным там на основании международного мандата. Кроме как нападением Грузии на Россию это назвать нельзя – здесь все очевидно. Хотим мы признавать это или нет, но мы сейчас находимся в состоянии войны с Грузией.

После того, как Москва принимает решение о вводе войск, колонна добровольцев, осетинских ополченцев, большая часть из которых – российские граждане, как, кстати, и жители Южной Осетии, формально находящейся под юрисдикцией Грузии, - они доходят до Цхинвала и вышибают оттуда грузин. Тем не менее, из анклавов продолжается обстрел города. Колонна нашей, российской бронетехники, которая введена была чуть позже, уже во второй половине дня, проходит через эти анклавы без особого сопротивления, тем не менее из этих анклавов, где уже давно нет мирного населения, а сидят ВС Грузии, продолжают бомбить Цхинвал, не позволяя практически никому выйти из подвалов или бомбоубежищ.

Так происходит в течение вчерашнего дня, мы кое-как отбиваем Цхинвал. Российская авиация наконец-то получает приказ о поражении огневых точек противника со стороны Гори и наносит несколько ударов по военным аэродромам Грузии, откуда, собственно говоря, взлетали самолеты, бомбившие мирные города и базу российских миротворцев. Дальше, к вечеру огромная волна добровольца идет из Северной Осетии – из России, российские войска вводятся на территорию Южной Осетии и приступают к освобождению оккупированных территорий и оказывают вооруженное сопротивление грузинской армии.

Вчера к вечеру кажется, что ситуация нормализуется, хотя город под обстрелом. Сегодня утром ситуация остается более-менее определенной, наши продвигаются колонной, но не могут полностью поразить боевые точки противника. Абхазия сегодня к полудню объявляет о вступлении в конфликт и начинает военную операцию в Кодорском ущелье. Туда же продвигаются некоторые российские вооруженные силы. По сути дела идет полномасштабная, настоящая война России с Грузией, которую начала Грузия – вероломно, в нарушение всех прав, правил, международных мандатов – фактически осуществила акт агрессии против Российской Федерации.

Что происходит на сегодняшний день? Хотя утром казалось, что вот-вот ситуация будет нормализована, и будет расчищен путь для эвакуации мирных людей, до сих пор находящихся в подвалах Цхинвала, ко второй половине дня начинается контратака грузин. Подходят новые боевые части, новый шквальный огонь, о выводе раненых и мирного населения из Цхинвала не может быть и речи. И опять грузины на некоторое время занимают Цхинвал. Высаживается грузинский военный десант к Рокскому перевалу и пытается перекрыть движение российских ВС.

Российская сторона несет существенные потери, поскольку бомбежкам подвергаются колонны, а также обе трассы, связывающие город Джава с городом Цхинвал. К счастью за последние часы – вот информация от людей, которые находятся там, регулярно сообщают, пишут как только могут, хотя в городе нет воды и электричества – кое-как люди заряжают от автомобилей, выползая из укрытий, мобильные телефоны… Да! Когда грузины сегодня входили, они бросали гранаты в подвалы, где прятались мирные жители, для того, чтобы уничтожить все на своем пути.

Вчера, отступая с позиций, с которых их вытесняли добровольные объединенные отряды осетин, они уничтожали раненых. Мужское население уничтожалось сразу, женщины и дети – при отступлении. Как это с точки зрения соблюдения международных прав человека и вообще чего бы то ни было – это все необъяснимо. И можно было бы прямо сейчас схватиться за голову, поскольку число жертв только среди мирного населения подходит к двум тысячам – если не превышает. Точно установить совершенно невозможно. Весь Цхинвал покрыт трупами, в том числе женщин и детей.

Но, тем не менее, как ни страшно это звучит, это, в общем-то, сейчас не так важно, поскольку по определенным сведениям в конфликт ввязываются силы НАТО, и по крайней мере вооруженная техника начинает активно поставляться через Турцию и Украину – православную, братскую нам страну Украину, которая временно находится в руках… сейчас уже не скажешь даже «подлецов», «подонков», «предателей» - врагов! Это более страшная вещь. Вот мы говорим: плохой человек, подлец, коррупционер, неблагодарный человек… а есть понятие «враг».

Враг не бывает плохим, злым. Враг – это хуже, чем все те слова, все те синонимы, которые мы можем себе представить. С врагом есть только один разговор – смерть. Если человек является настоящим врагом, его не должно быть. Плохого человека можно исправить, с ним можно спорить, как-то работать, а с врагом ничего нельзя сделать, врага можно только убить и все. Точно так же, по сути дела, и поступаю грузины, которые объявили войну нам – грузины, украинцы, как мы видим. И поддержка стран НАТО действительно, несмотря на все официальные заявления, пока еще не физическим составом, а в виде военной техники, оказывается Грузии.

Поэтому сейчас говорить о мире, о предотвращении агрессии несколько поздно. Ну как можно говорить о мире, например, 23 июня 1941 года, что это был бы за разговор? Немцы вторглись на территорию советского союза, они захватили город Брест, они двинулись в сторону Москвы. О каком мире можно говорить в этой ситуации, о каких международных наблюдателях? Откуда международные наблюдатели могут к фашистской Германии приехать, о каком переговорном процессе можно говорить в этой ситуации? В этом отношении, может быть, многие из нас недоумевают, потому что была очень сильна за эти годы успокаивающая пропаганда о том, что Запад – наш друг, что Запад нам поможет, что там живут такие же люди, как мы, что они хорошие, только более развитые, более цивилизованные, более богатые.

Но на самом деле это – не война Грузии с Осетией, это война США, стран НАТО с Российской Федерацией. Грузия без санкции НАТО, без санкции Вашингтона на эту агрессию ни при каких обстоятельствах не решилась бы. И, соответственно, они рассчитывают на поддержку ВС США и их партнеров по НАТО. Вот в какой ситуации мы находимся сейчас.

Мы ведем по сути дела войну с Грузией, и на том конце находятся не только грузинские ВС. Общая численность их, говорят, достигает тридцати тысяч, они хорошо обучены за это время, подготовлены, снабжены очень хорошей техникой. Грузины очень неплохие артиллеристы, они ведут очень грамотный огонь по уничтожению мирного населения, каждое живое существо на территории Южной Осетии представляет для них цель как во время охоты. И наносят они достаточно ощутимый ущерб, пользуясь американской «тактикой выжженной земли», не оставляя на своем пути ничего. До этого никто не верил в это, но сейчас произошло то, о чем мы предупреждали: Америка, по сути дела, начала войну с Россией – пока, конечно, не напрямую, пока не задействован ядерный потенциал, но дело именно таким образом обстоит.

Итак, мы говорим с вами в программе «Русская вещь» о том, что произошло в эти дни, о том, что в наш дом пришла война и, по сути, это стало фактом. Сейчас кричать о том, что давайте все вернем назад, давайте все остановим, давайте будем бороться за мир – все эти вещи уже больше не имеют ни малейшего смысла. Есть определенная фатальная логика развития событий, которая не может быть отыграна назад. Время – историческое, человеческое время – течет только в одном направлении, все имеет начало и конец, все имеет определенную логику поступательного движения. И вот сейчас мы вступили в эту полосу – сейчас не время говорить о том, можно ли было избежать, что мы должны были бы сделать, какие ошибки были уже допущены…

Во-первых, надо осознать, что это всерьез, что это не недоразумение, это не частный случай, это не какой-то далекий и непонятный для нас этнический конфликт, пусть даже ужасный и с чудовищными последствиями, а надо просто понять, что мы сейчас находимся в состоянии войны. И из этого надо сделать выводы. Два дня назад мы жили в состоянии мира – пусть очень плохого мира, теперь мы живем в состоянии войны. Это два общества, две России, два миропорядка – этот факт надо принять.

Я думаю, что уже сейчас нет вопроса о выборе: каждый человек, который является российским гражданином, мобилизован по совершенно новой модели, и статус каждого из нас изменился самым серьезным образом. Мы – граждане страны, которая ведет боевые действия, соответственно, на нас накладывается дополнительная ответственность, дополнительные обязанности. Я думаю, что Америка, которая потерпела ужасный удар от терактов и заявила о себе, что это нация под атакой, что народ получил удар, на который он должен отвечать, это все же гораздо более мягкая форма мобилизации общества, чем та, с которой мы столкнулись сейчас.

Потому что все-таки нападение Аль-Каеды было экс-территориальным, ее основные центры находились за пределами территории США на довольно далеком расстоянии. То, что происходит у нас, это война на сопредельной с нами, по сути дела – нашей территории. Южная Осетия рассматривает себя как часть России, много раз проводились референдумы – осетины хотят жить только с Россией, их предки еще до грузин приняли решение о присоединении к российской империи и никогда не отказывались от этого исторического решения.

Когда они вступили в Россию, они поклялись в верности русским, а русские, приняв их в свой состав – русские цари, русское государство, русский народ, в конце концов, то есть наши с вами прямые предки – обещали защищать осетин и поддерживать свободу в рамках Российской империи. Когда распался Советский Союз, Осетия не захотела быть в составе грузинского государства и приняла решение войти в состав новообразовавшейся России. Мы это не поддержали, мы проигнорировали волю осетинского народа и, в общем, в значительной степени несем ответственность за то, что произошло два-три дня назад.

Поскольку, если бы Россия признала независимость Южной Осетии и включила ее в состав Российской Федерации – особенно после косовского прецедента, когда Америка показала, как надо действовать, нарушая любые законы в интересах крупной геополитической державы, – то, я думаю, это в значительной степени грузин остановило бы. Хотя события вчерашнего и сегодняшнего дня показывают, что, может быть, и не остановило бы, но это был бы уже совершенно другой расклад сил.

Сейчас уже поздно говорить о том, чего мы не сделали, почему мы, например, так долго ждали с введением войск, что мы решали вот эти двенадцать часов после того, как установки «Град» стали утюжить Цхинвал и базу российских миротворцев. Для чего они понадобились – эти двенадцать часов, я думаю, мы когда-нибудь вернемся к этой проблеме – наше общество, наш народ – и спросим, что делали эти двенадцать часов наши высшие руководители, когда безответно гибли наши граждане. Но это сейчас уже не имеет большого значения. Важно осознать тот факт, что мы находимся в состоянии войны, а в войне есть только два выхода – либо выиграть, либо проиграть. Либо победа, либо поражение.

Чем является в нашем случае победа, давайте проанализируем – холодно, беспристрастно, желательно без эмоций. Если мы отобьем сейчас у грузин полностью территорию Южной Осетии, признаем ее независимость, включим ее в состав Российской Федерации – будет ли это победой? Вот я утверждаю, что это никакой победой не будет, потому что на самом деле это юридическое действие мы могли осуществить все эти 15 лет с тех пор, когда Абхазия и Южная Осетия отбили первые попытки грузин силой вернуть их в состав Грузии, Россия ввела туда миротворческие войска и фактически контролировала там ситуацию.

Мы могли сделать это 15 лет – при Ельцине, при Путине. Это, может быть, повлекло бы определенное давление международной общественности, ухудшило наши отношения с Западом – конечно, дипломатические последствия были бы тяжелыми, может быть, экономические санкции ввели бы против России. Но мы могли это сделать, не пролив ни капли крови - ни своей, ни грузинской, кстати, ни осетинской. Мы могли это сделать просто так, это лежало у нас в кармане.

Поэтому сказать, что мы не взяли то, что лежало у нас в кармане потому, что нам это было не нужно или мы не хотели, а сейчас это будет победой в этой войне – это неверно. Мы понесли колоссальные потери, мы не отвечали на физическое истребление наших граждан в особо крупном масштабе – это даже не теракт, это не заложники, это самый настоящий спланированный, крупномасштабный геноцид людей за то, что они принадлежат к другому народу, этническое истребление.

Таких этнических чисток мир не знал после Второй Мировой Войны, когда они практиковались Гитлером – было уничтожение людей по расовому принципу. И в Библии описаны древние библейские войны, когда народы истребляли друг друга. Это либо в глубокой древности, либо в жутком нацистском опыте. На наших глазах сегодня подтверждается практика последовательного, сознательного геноцида целого народа на основании того, что это просто другой народ, чем грузины.

Причем, те силы, которые пытаются предохранить этот народ, получают ровно столько же, то есть пулю – в затылок ли, в глаз ли – как и представители осетинского народа. Если мы это остановим, если мы оттесним грузин на их территорию и возьмем Южную Осетию под свой контроль, это не будет победа. Потому что грузины заново сосредоточат свои войска и встанут на этих землях, приведут в порядок свою пока растерзанную военную технику, получат от НАТО новые вооружения и, поскольку они почувствовали вкус крови, вернутся к этой самой теме.

Уповать на международное сообщество, уповать на США, что они не допустят такого поведения, абсолютно невозможно, потому что Америка – это и есть та сила, которая подтолкнула Грузию к агрессии. Соответственно, единственной формой победы – надо очень ясно понимать сейчас цели и ставки – является полный захват территории Грузии российскими войсками и не принятие Южной Осетии и Абхазии в состав России или признание их независимости, а наоборот – Россия будет выступать в качестве гаранта территориальной целостности Грузии: вся Грузия будет иметь нейтральный статус, будет находиться под российским протекторатом. К собственной государственности она оказалась не готова, если она практикует такие зверские формы геноцида.

Даже наказывать, может быть, не стоит людей, но Грузия будет под российским протекторатом, как это было веками. Когда-то грузины сами попросились к нам, мы их спасли от полного этнического истребления, потом они пересматривали несколько раз свою точку зрения – они люди ветреные. Но даже если они самые ветреные или слабоумные граждане, некоторые вещи они позволять себе не могут. И без поддержки Вашингтона они бы никогда не решились на такой массированный, планомерный, методичный геноцид осетинского народа.

Соответственно, вот, что является концом, вот, что является для нас победой. Танки на Тбилиси, установление российского контроля над территорией Грузии и проведение там свободных демократических выборов – вполне естественная вещь. С территории Грузии были подвергнуты нападению наши граждане, в том числе наши военные, нам объявили войну, и у нас нет никаких других шансов на мир, кроме как эту войну выиграть. Вот вам ставки, вот вам задачи, вот вам цели. Все остальное будет нашим проигрышем, и это тоже надо четко понять.

«Я желаю всем мужества, я желаю нам победы. Приветствием каждого русского человека сегодня является «Танки на Тбилиси!»

Мы не можем ограничиться меньшим, чем захватом Грузии и последующим предоставлением грузинам в спокойной демократической атмосфере свободно выбрать того политического деятеля, который будет действовать в рамках определенных международных договоренностей. Саакашвили оказался недееспособным политическим лидером, грузинский народ проявил безответственность, выбрав такого президента, который вообще не отвечает за свои слова и осуществляет в двадцать первом веке открыто, на глазах у всего мирового сообщества геноцид целого народа.

Соответственно, такой политический режим просто не имеет права существовать. Гораздо за меньшие преступления Америка посчитала возможным вторгнуться на территорию Ирака. Именно из Грузии, из Панкисского ущелья финансировалась, поддерживалась герилья чеченских сепаратистов. Там рассадник на территории Грузии международного терроризма, который не ограничивается отдельными выходками, но сейчас совершил акт уже государственной агрессии против близлежащего государства – Российской Федерации. Следовательно, такого политического режима больше существовать не должно.

Вот какова цель той войны, которая началась вчера, и которую мы с вами уже не вольны ни остановить, ни отмотать назад. У нас есть только одна задача, одна цель и одна возможность – эту войну выиграть, довести ее до победного конца, а потом уже говорить о мире. Если мирные переговоры начнутся до взятия Тбилиси, это означает, что мы сами себе готовим возможность повторения того же самого сценария в худших стартовых условиях. Не мы это начали, мы этого не хотели, мы это оттягивали, но раз это началось, надо осознать, что ресурс пересмотра этой ситуации исчерпан, и у нас есть только одна задача – победить.

Теперь несколько слов о геополитическом значении того, что происходит. На самом деле мировой порядок, который сложился после 1945 года, основывался на двух силовых факторах: на победе, во-первых, над Германией и на наличии ядерного оружия и сопоставимых объемов других вооружений у двух сверхдержав – США и СССР. Если бы результаты Второй Мировой Войны были несколько иными, то и международный порядок был бы совершенно иным. Так вот, ялтинский мир, существовавший, скажем, с 1947 до 1991 года, включая такие организации, как ООН, Совбез ООН и другие международные правовые организации, все это отражало расклад сил, наличие сбалансированных, достаточно симметричных конкурирующих двух сверхдержав.

Но спорные между ними решения, которые перерастали подчас в конфликты на промежуточных территориях (во Вьетнаме, в Корее, в Анголе, на Кубе) решались с помощью вот этого баланса сопоставимых сил. Там были «серые» зоны, была возможность неприсоединения для стран, но все решалось, исходя из существования двух сверхдержав. Таков был ялтинский мировой порядок.

Когда Горбачев – предатель, создавший все предпосылки для того геноцида осетин, который мы в эти дни пережили, человек, ответственный за распад великой страны и за изменение миропорядка в пользу США – когда он обрушил Советский Союз, а Ельцин продолжил разрушать Российскую Федерацию, баланс сил существенно изменился. Стала возникать однополярная конструкция, где только американцы были носителями реального геополитического суверенитета.

Американцы провозгласили монополярный мир, утверждая, что теперь мировой порядок будет основываться на новой модели, где есть одна сверхдержава, есть региональные конфликты, но последнее слово в этих конфликтах принадлежит этой мировой державе. Она и только она должна, по мнению самих американцев, быть носительницей суверенитета. Это и есть глобализация или однополярный мир. Все остальные страны, народы, государства, режимы признавались частично суверенными. Формально они были суверенными, а геополитически они должны были получить разрешение на каждое суверенного действие, например на конфликт или решение каких-то внутриполитических серьезных проблем, у Вашингтона.

В таком режиме вассального, разгромленного, по сути дела, сломленного и побежденного, полуоккупированного агентурой влияния государства пребывала Россия в течение 90-х годов. Казалось бы, ее распад был предначертан. Чеченские сепаратисты опирались тогда тоже на фундаментальную поддержку англо-саксонских сил, на Америку, на Англию для того, чтобы приступить к следующему этапу развала уже Российской Федерации. Мы стояли на грани следующего этапа понижения нашей суверенности.

Все решалось в Вашингтоне, мы пытались сопротивляться – еще при Ельцине, не допустить распада РФ, но получали тычки от международного сообщества, которое говорило «нет, определять, кто суверенен, а кто – нет, кто имеет право на сепаратизм, а кто – нет, будет только одна сторона – США, а вы должны с этим смириться». И в принципе Россия почти утратила последний уровень суверенитета, то есть возможность распоряжаться своей собственной территорией, в конце девяностых.

Пришел Владимир Владимирович Путин. Пришел он с одной главной и единственной, может быть, задачей – восстановить суверенитет России. И восемь лет мы с вами жили в ситуации, когда реально этот суверенитет восстанавливался, он восстанавливался до того момента, когда Россия действительно не достигла определенной грани, когда вернулась на мировую арену в полной мере и стала представлять уже реальную угрозу для укрепления американской однополярной модели. Мы не просто заговорили о многополярном мире, но мы стали в региональных вопросах проводить свою собственную политику. Мы стали биться за постсоветское пространство, которое Америка уже считала своей собственной оккупированной территорией – как страны Прибалтики или, например, Восточной Европы.

Мы стали проявлять непокорность и строптивость по международным вопросам – не только на постсоветском пространстве, но и в отношении энергопоставок, в отношении российско-европейских, российско-азиатских отношений, мы заняли особую позицию по Ирану, мы протянули руку помощи в политико-стратегическом партнерстве Китаю, который в значительной степени оппонирует США. Таким образом, мы стали серьезной преградой на пути строительства однополярного мира. Мы заговорили о нашем суверенитете, а по логике однополярного мира такой вещи, как российский суверенитет в полном масштабе, быть не должно, поскольку наличие у России суверенитета означает, что Америка не является единоличным носителем суверенитета в планетарном масштабе. И когда мы достигли определенного потолка роста российского суверенитета при Путине, пришел новый президент.

Мы ожидали «цветной» революции и атаки на Россию в этот момент передачи власти. Видимо, ее удалось отложить на несколько месяцев, до вчерашнего дня по сути дела. Может быть, на Западе поверили, что Медведев – либерал или перестройщик, новый Ельцин или новый Горбачев – может быть, мы не знаем. По крайней мере, «цветная» революция с помощью американской агентуры влияния в марте не состоялась.

А вот сейчас России брошен вызов. Мы слишком хорошо живем, подумали американцы, мы слишком поднялись, поверили в то, что мы – свободное, независимое государство, имеющее хотя бы даже региональные интересы, имеющее свои представления о структуре национальной безопасности, - и это надо остановить. Ну, конечно, речи о прямом конфликте России и Америки быть не может, это две ядерные державы, российского потенциала достаточно для того, чтобы уничтожить не только США, но и весь мир. К сожалению, это был бы самоубийственный шаг, но, тем не менее, от прямого конфликта с США и НАТО Россия застрахована благодаря ядерным вооружениям.

Наше ядерное оружие является гарантом того, что такое же оружие не будет использовано против нас. Это пока исключается, пока мы не распилили последние боеголовки, на чем настаивали Немцов, Чубайс и вся проамериканская пятая колонна. Мы не доразоружились, мы сохранили определенный ядерный потенциал, межконтинентальные ракеты, стратегическую авиацию, подводный флот. Это, может быть, гораздо уже меньше, чем у Америки, это не симметричная вещь, но этого достаточно для того, чтобы стереть с лица земли США одним махом. Этот ядерный потенциал предотвращает прямое столкновение России с Америкой. Понимая это, Америка решила остановить наш рост и бросить вызов нашей суверенности через региональные конфликты, через своих подручных, своих сателлитов, своих новых вассалов. Самым бешеным из них оказался грузинский президент, который начал с Россией войну.

Очень показательна реакция украинской стороны, президент Ющенко поддержал Саакашвили в его конфликте с Россией, начал поставки через территорию Украины военной техники в Грузию. По сути дела, Украина сегодня тоже находится в состоянии – пока косвенного – конфликта с Россией. Естественно, я думаю, что пророссийские силы, которые составляют две трети населения Украины, смогут сделать из этого выводы, и, я думаю, что следующая тема, следующий ужас, следующие реки крови – информация о них поступит с территории нашей братской страны Украины, потому что так просто в стан врагов русского народа русские же православные люди, живущие на территории Украины, перейти не смогут.

Хотя в Гори со стороны грузин действовала бригада украинского спецназа, которая вела прицельный огонь по жителям Южной Осетии и по российским миротворцам. Эти данные еще надо перепроверить, по крайней мере, сами украинские СМИ подтверждают этот факт. Я могу сказать, что целый отряд, целая группа украинских патриотов-евразийцев находится и с осетинской стороны, поэтому заявление МИД Украины о том, что нет украинских граждан на осетинской стороне – это чистая ложь. Они есть, мы сами помогали им туда добраться, и они отстаивают с оружием в руках интересы великой России и великой Украины, они отстаивают гордость и честь украинского народа, который не стал заложником, марионеткой натовского хозяина, который обладает чувством собственного достоинства и помнит о своих корнях, о своей религиозной, исторической и цивилизационной принадлежности.

И тем не менее, факт на лицо: именно США натравили Грузию на Россию, именно Вашингтон стоит у истоков планирования этой операции, которая уже привела к таким колоссальным жертвам, и которая к огромному сожалению – к этому надо быть готовым – вызовет новые и новые потери. Говорить с Америкой в таких условиях, взывать к ее помощи, к ее благоразумию, показывать им кадры искалеченных детских трупиков, тела растерзанных грузинскими танками осетинских селян – бесполезно. Они все это прекрасно понимали, они ведут ряд завоевательных войн в Афганистане и Ираке, они понимают, что такое война, и каких жертв она требует.

Соответственно, международное сообщество, в значительной степени находящееся под контролем США – информационным уж точно, а то и экономическим, политическим и военно-стратегическим, тоже не является в этом случае судьей, поскольку это – пристрастные вассальные территории, которые не могут высказать то, что они хотят. Вся их хваленая свобода есть не что иное, как блеф, и действуют они не хуже пропагандистской геббельсовской машины, поскольку в отношении России принято вести информационную пропагандистскую войну.

Что бы мы не сделали, мы все равно будем в дураках, все равно будем варварами, все равно будем агрессорами, и демонстрация в сколь угодно хроникальной последовательности результатов действий их грузинских союзников ни на кого не повлияет ни в малейшей степени. Напомню, например историю с Карлой дель Понте, которая попыталась поднять вопрос о торговле албанскими террористами из Косово сербскими органами, которые у живых сербов вырезались. Американцы попросили дель Понте, которая пишет об этом в своих мемуарах, эту тему больше не поднимать под страхом ее увольнения из гаагского трибунала. Ну, что тут можно сказать, кроме того, что мы имеем дело с очень циничными людьми?

Геббельсовская пропаганда, может быть, и была основана на лжи, но это просто была ложь в поддержку собственных войск, собственной идеологии. Но, когда ложь проходит под знаком «жить не по лжи» или «говорить правду»… Геббельс и не претендовал на то, что он говорит правду, он говорил правду для немцев, это было, в общем-то, национальное, пропагандистское в понятных целях и по понятным рецептам искажение реальности в свою пользу, обычная вещь в любой войне. То, что делают американцы, это попытка заведомую пропагандистскую ложь выдать за общественное мнение. Вот это уже верх цинизма.

Ну, хоть бы сказали, что для них – американцев - русские плохие. А они говорят: «с точки зрения международных прав Россия нарушила территориальную целостность Грузии», забывая обо всем – об этнических чистках, о нарушении международных мандатов. Доказывать этой стороне невозможно ничего. По сути дела американцы сами знали, что они делают, и поэтому на их благоразумие, на их поддержку в разрешении этого конфликта рассчитывать бесполезно. Они его и спровоцировали, они за ним и стоят, они его и ведут, они на него и рассчитывают.

Теперь несколько слов о том, как вообще могло сложиться то, на что вчера еще рассчитывали грузины, и на что они рассчитывают до сих пор, как они планируют выкручиваться из этой ситуации. Как ни странно, расчет делается на пятую колонну в самой России, которая дестабилизирует мобилизацию российского общества, будет вставлять палки в колеса в армии и позволит грузинам занять определенные стратегические позиции, с которых можно перейти к так называемому правовому или мирному разрешению.

Итак, грузинский сценарий наступления был таков: Грузия уничтожает Цхинвал, парализует и берет в тиски российских миротворцев, которые так и не должны были получить до вчерашнего вечера приказа из центра вести ответные действия. Далее Грузия перекрывает дорогу к Рокскому перевалу, и сегодня к девяти часам утра – по той информации, которая найдена на телах убитых грузинских военных – они должны были закончить эту операцию с тем, чтобы полностью взять Южную Осетию под свой контроль, предотвратить возможность проникновения военной помощи со стороны России, сокрыть все результаты своих зверств – поскольку ни журналисты, ни представители международной общественности туда бы никак не проникли – и потом долго рассказывать на Западе слезную историю о том, как зверствовали русские в анклавах, как осетины совершали какие-то страшные преступления против грузин в анклавах.

Все это транслировалось бы по всем каналам, по CNN – кадры, скорее всего постановочные, снятые в Голливуде с использованием актеров – кто там поймет! Мы знаем, что на многих сайтах и на многих телекомпаниях показывали зверства боснийских сербов над якобы мусульманами, а оказалось, что все было наоборот, что это было снято в концлагере, где как раз босняки держали пленных сербов. Никто же не разберет – грузин, осетин… Мы-то не можем их отличить, а для людей на Западе это в принципе одно лицо.

Вот, на что рассчитывал Саакашвили. Но самое главное, он рассчитывал на то, что Россия протянет с принятием решения о вводе войск, а когда ситуация станет необратимой, то и ввести эти войска Россия просто физически не сможет. Или это будет уже просто нападением Российской Федерации в одностороннем порядке на Грузию вне всяких юридических норм. Запад тут же встанет на сторону Тбилиси, и России придется признать, что она – не суверенное государство, что вся путинская восьмилетка была блефом, что мы не то что не мировая, но даже не региональная держава, способная обеспечить свои стратегические интересы вблизи границ и оказать помощь силам, которые пришли под наш протекторат.

Вот это было задачей Саакашвили. Ставка делалась в первую очередь на то, что не только 12 часов Кремль будет колебаться, а будет колебаться около суток. Саакашвили половину этих суток выиграл и успел сделать очень многое. А вот что случилось к этому двенадцатому часу в Кремле, в сознании нашего руководства, трудно себе представить. Я, честно говоря, не знаю, но что-то произошло, что-то щелкнуло, и мы решились на тот шаг, который является историческим решением. Мы решились отстаивать свой суверенитет, нашу независимость, нашу свободу, наши национальные интересы перед лицом по сути дела ультиматума, который предъявили нам США.

Мы могли его либо принять и опустить голову и тогда забыть не только о суверенитете, но вообще обо всем. Это, конечно, сказалось бы на всем Северном Кавказе. Мало того, что Осетию мы потеряли бы немедленно, но и северный Кавказ, увидев слабость России, мгновенно бы взорвался – там все заминировано не без помощи американцев, использующих все этнические и религиозные трения, которые объективно нарастают в любом обществе. Мы чуть было вчера не потеряли Россию, если б мы протянули еще несколько часов, то ситуация была бы необратимой в другом смысле.

Сейчас она необратима в том смысле, что мы вступили в войну за наш суверенитет, за отстаивание наших национальных интересов – это страшная и тяжелая вещь, но это дает нам шанс на победу. Мы сильны, мы едины, мы должны сплотиться вокруг нашего политического руководства, как бы мы к нему не относились. Сейчас уже во время войны нет возможности рассуждать о политических разногласиях.

Напомню, что белогвардейцы, которые ненавидели советскую власть, ненавидели большевиков и Сталина, в 30-е годы создали движение оборонцев, которые говорили, что, несмотря на то, что Гитлер борется с нашими злейшими врагами, мы должны быть на стороне своего народа. Тот, кто выступает за поражение даже советской, ненавистной белогвардейцам России, тот – подонок и предатель своего народа. Как бы мы не относились к нашему политическому строю, к нашему руководству, ни один русский человек сейчас, ни один россиянин, ни один гражданин РФ не имеет права предъявлять политические претензии к нашему руководству.

Мы должны сплотиться вокруг него, поскольку мы – государство в войне. Мы – народ в войне, мы должны быть едины. После победы мы можем предъявлять счеты – друг другу, себе, спрашивать: кто, почему, когда… Раз вчера наше руководство все-таки – в результате тяжелейших колебаний – приняло одну сторону, что мы идем, что мы не опускаем руки, что мы – великая страна, значит доказать это придется нам всем – кто хочет и кто не хочет.

Поэтому я думаю, что необходима внутренняя, психологическая мобилизация нашего общества, мы должны понимать, что время шуток, время разговоров, время анекдотов, время Олимпиады прошло, что никакой пекинской Олимпиады не существует для нас, так же как не может существовать сейчас передач, например, с проамериканскими ведущими, дикторами или каких-то юмористических программ. Они просто сейчас не уместны, когда наши люди гниют, не похороненные, когда гибнут наши солдаты. Когда мы воюем, должна быть другая этика, даже гражданского общества, это должно быть общество воюющей страны.

Соответственно, я думаю, что нашим долгом является подавлять любыми способами все пораженческие настроения, все призывы немедленно остановить войну на вражеских условиях, поскольку это просто вражеская пропаганда. Если раньше, скажем, либералы, западники и славянофилы-патриоты были разными крыльями нашего общества, которые имели в общем-то легитимные основания для полемики, то сейчас по закону военного времени не-патриот, не-сторонник победы России, не-сторонник ведения ее до победного конца, то есть противник нашего суверенитета является предателем Родины. Это уже не алармизм, не стремление сгустить краски.

Мало того, что я вернулся из Южной Осетии, недавно видел эти места, которые сейчас разбомблены, видел ВС и наши, и противника, видел натовских инструкторов, снующих по окопам грузинской стороны. Все это было понятно, и, видя, как это происходит, как это неминуемо надвигается, уже тогда было понятно, что дело идет к настоящей мировой войне. К мировой войне, которая будет, однако, вестись на региональном уровне без использования ядерных средств.

Но на самом деле – хотим мы или не хотим – мы сейчас мобилизованное общество, гражданское патриотическое общество, у которого просто нет права выбора. У нас есть только одно право, оно же и обязанность – защищать нашу Родину, отстаивать наши национальные интересы, сплотиться вокруг нашего политического руководства и, я думаю, быть бдительными, просто глуша, выключая ту пропаганду вражескую, которая безусловно польется из той сети агентуры влияния, которая к сожалению в нашем обществе еще сохранилась. Давайте фильтровать то, что мы слышим, давайте стараться понимать и верно расшифровывать ту информацию, которую мы получаем.

Я бы рекомендовал уже в качестве последнего практического совета смотреть телеканал «Вести». Это очень адекватная подача информации с очень верными кадрами. Ну и в общем, я думаю, что сейчас на российских телеканалах будет введена очень серьезная военная цензура, что абсолютно необходимо при освещении таких серьезных событий.

Это была тяжелая программа. Я не принимал звонков, потому что эмоции на пределе, я надеюсь, у порядочных и нормальных людей. Я желаю всем мужества, я желаю нам победы. Приветствием каждого русского человека сегодня является «Танки на Тбилиси!»


  
третья мировая сетевая война



Тел: +7 495 926 68 11

Свидетельство о регистрации СМИ "Информационно-аналитического портала "ЕВРАЗИЯ.org"
Эл № ФС 77-32518 от 18 июля 2008 года. Свидетельство выдано "Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций".
 

Rambler's Top100

Content.Mail.Ru